ПРЕВРАТНОСТИ СУДЬБЫ

www.jenshinam.com
www.jenshinam.com
На дисплее мобильника высветилось сообщение: «Нашел квартиру окнами в сад. Будем жить втайне от всех, как Мастер Маргарита. Люблю». радостях я чуть не закричала «ура» на всю бухгалтерию. Впереди был бесконечно длинный рабочий день в ожидании встречи с Максом.
Как же это тяжело ив то же время здорово с нетерпением и радостью ждать свидания, сами от предчувствия встречи с любимым. Стрелка чаем ползла медленно, будто нехотя, И возникло ощущение, что сегодняшний рабочий день не завершится никогда, Поначалу я пыталась занять себя делами, чтобы скоротать время, но, как только я открывала папки с документами, взгляд расплывался.и передо мной представал он — мой дорогой Максим.
НА КРЫЛЬЯХ ЛЕЧУ К ЛЮБИМОМУ
Чего-чего, а романтичности ему не занимать, не то что Женьке, чьи лаконичные SMS-КИ наводили тоску: «где», «когда», «во сколько» и в качестве разнообразия — «что купить на ужин?». При мысли о муже настроение испортилось: противно врать, изворачиваться, придумывать алиби в виде командировок и ночных посиделок у подруг. Женька наивно верил и заботливо помогал укладывать вещи в чемодан, сочувственно выслушивая историю про заболевшую сотрудницу, вместо которой мне приходится ехать в Ярославль.
— Если полюбишь другого, скажи сразу. Я все пойму и обещаю: никаких сцен ревности, — сказал он однажды, когда измены у меня и в мыслях не было.
Но мне хотелось ревности, страстей, признаний, романтики — чего угодно, только не Женькиного рационализма. Да, он был внимательным и надежным.
— Ты за ним как за каменной стеной, — завидовали подруги. «Ага, так же мрачно, серо и скучно», — думала я уже через год после «счастливого» замужества.
Издалека увидев широкоплечую фигуру, я как всегда испытала прилив восторга. Этот высокий и стильный мужчина с букетом роз — мой. «Человек-праздник» про себя называла я Макса. Каждая встреча с ним была феерической, уникальной: то мы пили шампанское и смотрели на звезды с крыши одиннадцати этажки, то катались на теплоходе, а однажды даже летали на воздушном шаре! А какие сообщения он мне писал… Таким строчкам самое место на гербовой бумаге, а не на дисплее мобильника.
— Привет! — мой красивый, улыбающийся и ухоженный Макс будто сошел с обложки журнала: модный пиджак, уложенные волосы, тонкий аромат туалетной воды. Таких называют мет-
росексуалами, но я не вижу ничего плохого в том, что мужчина следит за собой — грязные ботинки нравятся мне куда меньше.
— Я так соскучилась, сильно-сильно. Максим, неужели мы будем жить вместе? Наконец-то, — выдохнула я.
— Осталось собраться с духом и поставить в известность твоего драгоценного муженька, раз он не видит, что происходит у него под носом, — и Макс пренебрежительно поморщился.
— Прошу, не говори о нем так… Если бы ты знал, сколько раз я собиралась с духом и каждый раз в после-ний момент почему-то откладывала.
В такие минуты я чувствовала себя виноватой и перед Максимом, и перед мужем. Действительно, почему до сих пор не сказала Женьке? Боязнь перемен? Нежелание причинять боль? Да, но к этому примешивалось странное чувство: внутренний голос будто подсказывал мне не делать этот последний шаг. Хотя глупости все эти предчувствия!
— Максим, я люблю тебя. Честное слово, сегодня я обязательно все скажу ему! — и я прижалась к плечу любимого.
— Ну если «честное слово»… Смотри, сейчас 19.30. Ровно через три часа я позвоню тебе, и чтобы к этому времени ты уже не называла меня Мариной. Не хочу делить тебя ни с кем! — Макс обнял меня, и мы медленно пошли по скверу.
ПЛАНЫ РУШАТСЯ В ОДНОЧАСЬЕ
«Жень, ты, конечно, очень хороший, но…» Нет, лучше сразу в лоб: «Прости, я ухожу», — по пути я пыталась подобрать подходящую формулировку и все-таки не представляла, как скажу все это Женьке. «Нет, сейчас или никогда!» — приказала я себе и повернула ключ в двери.
Квартира, к моему удивлению, оказалась пуста, стояла странная, гнетущая тишина. Обычно в это
время Женька уже возвращался домой, разогревал ужин к моему приходу. Наверное, задержался на работе. Ну вот, только я решилась! Через полчаса я не выдержала, набрала номер его мобильного. «Абонент временно недоступен», — отчеканил голос автоответчика. Время шло, телефон молчал, в голову полезли дурацкие мысли о плохих дорогах и о том, что Женькиной машине давно требуется ремонт. Когда раздался звонок, у меня екнуло сердце.
— Привет, родная. Ну что, твой благоверный уже в курсе? — послышался радостный голос Макса, и я впервые в жизни не обрадовалась его звонку.
— Его почему-то до сих пор нет дома. Перезвоню, когда все решится, — скороговоркой ответила я и отключилась.
Телефон зазвонил снова, тревожно и настойчиво. Я схватила трубку. То, что я услышала, показалось ужасным, несправедливым, абсурдным: Женька попал в аварию и сейчас находится в реанимации без сознания.
— Состояние крайне тяжелое, — равнодушно произнесла медсестра, — запишите адрес больницы… И возьмите сменную обувь.
Дрожащими руками я набрала номер такси и стала
складывать в пакет вещи. Мне хотелось, чтобы случившееся оказалось кошмарным сном.